Психологическая помощь
детям и взрослым
запись по телефону
+7 926 381-86-80

Автореферат диссертации Хомерики Нины Сергеевны

На правах рукописи

 

Хомерики Нина Сергеевна

  

ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

ПОДРОСТКОВ С ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

 

  

Специальность: 19.00.04 – медицинская психология

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

 

 

Санкт-Петербург

2013

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования: Последние два десятилетия все более возрастает значимость интернета как информационного, коммуникативного, смыслового, и игрового пространства, что приводит к широкому внедрению интернет-ресурсов практически во все сферы человеческой жизнедеятельности. Интернет стал мощным средовым фактором, под влиянием которого происходит формирование личности современных детей и подростков. Согласно данным социологических опросов, проводимых фондом общественного мнения (http://fom.ru/), именно лица подросткового и юношеского возраста являются наиболее активными интернет-пользователями.

Вместе с тем, наряду с позитивным влиянием, обусловленным удобством использования ресурсов Интернета, становится всё более оформленной проблема интернет-зависимого поведения (Войскунский А.Е., 2000, 2009; Егоров А.Ю., 2007; Young K.S., 1998; Griffiths M.D., 2010; Greenfield D.N., 1999).

Подростки в силу возрастной незрелости личности и неустойчивости её структуры наиболее уязвимы для разного рода негативных воздействий, (Ковалев В.В., 1979). Негативные последствия чрезмерной увлеченности подростков Интернетом, охватывают все сферы его жизни. Возникают трудности в учебной деятельности, проблемы общения со сверстниками, возрастает конфликтность в семье, отмечается общая инфантилизация личности (Войскунский А.Е., 2009).

В научной литературе широко разработан вопрос об индивидуально-психологических особенностях личности зависимых от психоактивных веществ  (Segal В.; 1989; Братусь Б.С., 1984; Личко А.Е., Битенский В.С., 1991; Пятницкая И.Н., 1994; Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 1996; Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., 1997; Бухановский А.О., 2003; Козлов А.А., Рохлина М.Л., 2001; Кулаков С.А., 2004; Менделевич В.Д., 2003, 2005; Малыгин В.Л., Алехин А.Н., 2005; Яровинская А.В., 2011; Локтева В.А., 2011; Николаева Е.И., Каменская В.Г., 2011 и др.) Исследования по выявлению профиля личности, специфичного для интернет-зависимого поведения, ведутся сравнительно недавно.

Первые попытки выявления индивидуально-психологических особенностей, ассоциированных с интернет-зависимым поведением, были предприняты  в 1998 году K.Young и R.C.Rodgers. Позднее исследователи связывали следующие личностные особенности с интернет-зависимым поведением: шизоидные тенденции (Allison S.E. et al., 2006), интроверсия и чувство одиночества (Caplan S.E. et al., 2009), агрессивность и враждебность (Caplan S.E. et al., 2009; Chiu S. et al., 2004; Kim E.J. et al., 2008; Mehroof M., Griffiths M.D., 2010), поиск острых ощущений (Chiu S. et al., 2004; Mehroof M., Griffiths M.D., 2010), снижение самоконтроля и нарцистические черты личности (Kim E.J. et al., 2008), низкая самооценка (Ko C. et al., 2005), нейротизм (Mehroof M., Griffiths M.D. 2010; Peters S., Malesky L., 2008; Hamburger Y.A. et al., 2000), низкий эмоциональный интеллект (Parker J. et al., 2008), низкая самоэффективность в реальной жизни по сравнению с высокой самоэффективностью  в виртуальной жизни (Jeongand K., 2010). Отечественные исследователи Р.Ф.Теперик, М.А. Жукова (2009) обозначили связь с алекситимией и уровнем эмпатических способностей. А.Ю. Егоров  (2005) обозначил связь интернет-зависимости с низкой самооценкой и депрессией. О.В. Литвиненко, В.Ю. Рыбников, В.А. Юренкова (2008) связывают компьютерную игровую зависимость с высоким уровнем ситуационной тревожности и психического напряжения.

Несмотря на неоспоримую теоретическую и практическую значимость данных работ, исследования, проведённые в разное время, зачастую противоречат друг другу. Следующие факторы делают невозможным обобщить полученные в разных исследованиях результаты: использование различного методологического подхода к определению интернет-зависимого поведения, применение разных критериев и инструментов его диагностики (в том числе, использованием внутренне несогласованных опросных методик), опора исключительно на испытуемых-волонтёров, отсутствие контрольных групп, малочисленность выборки и её неравномерность (какие-то исследования делают выводы только по компьютерным игрокам, какие-то не проводят дифференциации по типу деятельности в Интернете).

Ярким отражением противоречивости данных различных авторов, является попытка проанализировать распространённость интернет-зависимости. Исследуемый показатель колеблется в широком диапазоне, варьируясь от 0,9 до 37,9% в зависимости от подходов диагностики, использованных в различных работах (Egger О., Rauterberg М., 1996; Greenfield D., 1999; Whang LS-M., 2003; Lily Ghassemzadeh  M.A., 2008; Kaltiala-Heinoetal R., 2004; Aboujaoudeet et al., 2006; Johansson А., Gotestam К., 2004; Kaltiala-Heinoetal R., 2004).

В связи с этим значительный научный интерес представляет исследование подростков с интернет-зависимым поведением, в котором будут реализованы адекватные подходы к диагностике интернет-зависимого поведения на основе критериев зависимого поведения, осуществлено сплошное, невыборочное исследование распространенности этого вида зависимого поведения в подростковой среде, изучены и описаны психологические особенности подростков с различной степенью выраженности интернет-зависимого поведения, выявлены  психологические факторы риска формирования интернет-зависимого поведения, что позволит индивидуализировать программы психологической профилактики для подростков.

Цель исследования: выявить индивидуально-психологические особенности подростков с интернет-зависимым поведением, факторы риска его формирования и обосновать рекомендации по психопрофилактике данной формы зависимого поведения.

Задачи исследования:

1.    На основе результатов опросника Чена (в адаптации В.Л. Малыгина, К.А. Феклисова) и разработанной анкеты исследовать распространенность и выраженность интернет-зависимого поведения у подростков.

2.    По результатам психологического обследования выявить индивидуально-психологические особенности личности подростков с интернет-зависимым поведением.

3.    Определить психологические факторы риска формирования интернет-зависимого поведения у подростков.

4.    Обосновать рекомендации по психологической профилактике интернет-зависимого поведения подростков.

Объект исследования: подростки в возрасте от 14 до 17 лет, обучающиеся в общеобразовательных школах, имеющие дома доступ в Интернет.    

Предмет исследования: индивидуально-психологические особенности подростков с различной степенью интернет-зависимого поведения. 

В качестве основной рабочей гипотезы выдвинуто предположение о том, что интернет-зависимое поведение связано с рядом индивидуально-психологических особенностей личности, являющихся факторами риска интернет-зависимого поведения, что важно учитывать при разработке и реализации программы психологической профилактики и коррекции интернет-зависимого поведения среди подростков.

Теоретической основой исследования являются:

- базовые положения психологической теории деятельности и личности (Ананьев Б.Г., Леонтьев А.Н., Ломов Б.Ф., Рубинштейн С.Л., Теплов Б.М.);

- методологические принципы дифференциальной психодиагностики (Гуревич К.М., Бодров В.А., Машков В.И., Платонов К.К., Марищук В.Л.);

- исследования закономерностей формирования личности и характера в подростковом возрасте (Божович Л.И., Выготский Л.С., Леонтьев А.Н., Личко А.Е., Толстых H.H.,Фельдштейн Д.И., Эриксон Э., Эльконин Д.Б. и др.);

- теоретические работы, посвященные изучению психологических особенностей девиантного поведения у подростков (Братусь Б.С.,  Кон И.С., Ковалев В.В., Короленко Ц.П., Личко А.Е.);

- исследования, посвящённые исследованию психологических детерминант зависимого поведения (Segal B., Алехин А.Н., Битенский В.С, Бухановский А.О., Введенский Г.Е., Ежов И.В., Зайцев В.В., Иванов Д.А., Козлов А.А., Каменская В.Г., Кулаков С.А., Личко А.Е., Локтева В.А., Малыгин В.Л., Менделевич В.Д., Москаленко В.Д., Николаева Е.И., Петровский В.А., Пятницкая И.Н., Рохлина М.Л., Сирота Н.А., Ткаченко А.А., Туревский И.Я., Шабанов И.Д., Шайдулина А.Ф., Яровинская А.В., Ялтонский В.М.);

- исследования, посвящённые психологии деликвентного поведения (Змановская Е.В., Рыбников В.Ю.), патологических зависимостей (Алехин А.Н., Зайцев В.В., Григорьев Г.И.);

- исследования, посвящённые разработке концепции  нехимических аддикций (Егоров А.Ю., Короленко Ц.П., Малыгин В.Л., Менделевич В.Д.);

- теории социального интеллекта (Айзенк Г., Гилфорд Дж., Торндайк Э.), теория эмоционально-интеллектуальных способностей (Майера Дж., Саловея П., Карузо Д.);

- исследования психологических факторов риска интернет-зависимости  зарубежных и отечественных авторов (Caplan S.E., Chen S.-H., Griffiths М., Grohol J., Young K.S., Shapira N.A., Войскунский А.Е., Егоров А.Ю., Литвиненко О.В., Лоскутова В.А., Рыбников В.Ю., Рыбалтович Д.Г., Чудова Н.В.).

Основные положения, выносимые на защиту:   

1. Интернет-зависимое поведение в различных его проявлениях имеет значительную распространенность среди подростков. Процесс формирования устойчивого паттерна интернет-зависимого поведения проходит через этап злоупотребления Интернетом.

2. Индивидуально-психологические особенности подростков с интернет-зависимым поведением характеризуются снижением способности к поведенческой и эмоциональной саморегуляции (повышенная импульсивность, сверх-активность на слабые провоцирующие стимулы, отвлекаемость, трудности самоорганизации), нарушением эмоциональной сферы (неустойчивость, трудность в идентификации и понимании собственных эмоций), сочетанием нескольких типов акцентуаций характера, снижением социального и эмоционального интеллекта. 

3. Психологические факторы риска формирования интернет-зависимого поведения у подростков связаны с такими индивидуально-психологическими свойствами как: эмоциональная неустойчивость, неуверенность, повышенная тревожность, сниженный уровень социального и эмоционального интеллекта. Данные особенности личности препятствуют эффективной коммуникативной деятельности и затрудняют социальную адаптацию подростков в реальной жизни. 

4. Психологическая профилактика формирования интернет-зависимого поведения среди подростков должна включать комплекс психопрофилактических мер направленных на развитие личностных и коммуникативных качеств подростка, препятствующих формированию и развитию интернет-зависимого поведения.

Научная новизна исследования. Впервые на основе результатов использования теста Чена на определение выраженности интернет-зависимого поведения (адаптация В.Л. Малыгина и К.А. Феклисова) и анкеты участника исследования с социально-демографическими, анамнестическими, социально-психологическими, самооценочными сведениями получены данные о распространенности интернет-зависимого поведения среди подростков. Впервые с использованием личностного опросника Р. Кеттелла, патохарактерологического опросника А.Е. Личко и Н.Я. Иванова в модификации С.И. Подмазина и Е.И. Сибиль (МПДО), методики исследования социального интеллекта Дж. Гилфорда и методики исследования эмоционального интеллекта (MSCEIT) выявлены индивидуально-психологические особенности подростков с интернет-зависимым поведением. Впервые с помощью корреляционного и дискриминантного анализа выделены ведущие факторы, влияющие на формирование интернет-зависимости у подростков, изучены взаимосвязи между отдельными диагностическими критериями интернет-зависимого поведения и индивидуально-психологическими чертами. Полученные результаты позволяют расширить представления о природе формирования и динамике развития интернет-зависимого поведения у подростков.   

Теоретическая значимость. Заключается в определении и концептуальной разработке понятия «интернет-зависимое поведение» на материале самоотчетов экспериментально-психологического исследования школьников подросткового возраста. Исследованы индивидуально-психологические особенности интернет-зависимых подростков, составлен психологический профиль личности интернет-зависимых подростков с учётом особенностей личностных свойств, акцентуаций характера, социального и эмоционального интеллекта. Исследованы половые особенности подростков, демонстрирующих проблемное использование Интернет.

Практическая значимость. На основании результатов проведённого исследования разработана программа первичной психопрофилактики интернет-зависимого поведения среди подростков, направленная на: развитие эффективных стратегий поведения и укрепление личностных ресурсов, препятствующих формированию и развитию интернет-зависимого поведения; расширение представлений подростков о проблеме интернет-зависимого поведения. Программа так же предполагает работу с родителями и учителями с информационно-просветительской целью. Данные, полученные в ходе исследования, позволяют предложить специальные подходы для составления  коррекционных программ для лиц с уже сформированной интернет-аддикцией.  

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечена обстоятельным теоретическим анализом проблемы; чётким определением предметной области, целей и задач исследования; строгостью концептуального аппарата; применением батареи методик, адекватных объекту, предмету, цели и задачам исследования; использованием количественных и качественных методов анализа результатов; статистической значимостью полученных экспериментально-психологических данных, широкой эмпирической базой исследования, которую составляют экспериментальные данные, полученные при обследовании 1084 человек.  

Личное участие автора в получении результатов. Автором разработана анкета для сбора социально-демографических, анамнестических, социально-психологических и самооценочных сведений  участников исследования, подобран диагностический инструментарий для оценки интернет-зависимого поведения, а так же комплекс методик для оценки индивидуально-психологических характеристик. Автором самостоятельно организовано психодиагностическое исследование в общеобразовательных учреждениях Москвы и Московской области, проведены математико-статистическая обработка и анализ результатов, обоснованы практические рекомендации и предложена программа психологической профилактики интернет-зависимого поведения среди подростков.

Публикации и апробация работы. По материалам диссертации опубликовано 19 научных работ, из них 5 статей в  рецензируемых научных журналах, по перечню ВАК Минобразования и науки РФ. 

Результаты и основные положения исследования докладывались и обсуждались на: ежегодной межкафедральной конференции «Ковалёвские чтения» (Москва, 2008), на ежегодной общероссийской конференции и пленуме правления российского общества психиатров «Взаимодействие специалистов в оказании помощи при психических расстройствах» (Москва, 2009), на IV Международном конгрессе «Молодое поколение XXI века: Актуальные проблемы социально-психологического здоровья» (Киров, 2009), на научно-практическом семинаре «Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития» (Москва, 2009), на научно-практической конференции молодых учёных МГМСУ (Москва, 2009, 2010, 2011), на пятой международной Пироговской конференции, секция «Клиническая психология и психиатрия» (Москва, 2010), на восьмой всероссийской общественной профессиональной медицинской психотерапевтической конференции (Москва, 2010), на научно-практической конференции «Психологическая помощь социально незащищённым лицам с использованием дистантных технологий» (Москва, 2011, 2012), на тринадцатой межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы психиатрии, наркологии и медицинской психологии» (Воронеж, 2011), на XIX международной молодёжной научной конференции молодых студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2012» (Москва, 2012), на научно-практической конференции «Мир аддикции: химические и нехимические зависимости, ассоциированные психические расстройства» (Санкт-Петербург, 2012), на научно-практической конференции «Психические расстройства в детском возрасте (мультидисциплинарные аспекты диагностики, лечения и реабилитации» (Москва, 2013).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трёх  глав, заключения, выводов, практических рекомендаций и приложения, изложенных на 186 страницах компьютерного набора, содержит 25 таблиц, 20 рисунков, указатель литературы, включающий 223 источника, из них 90 на русском и 133 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, определяются цель, гипотезы и задачи, объект, предмет, характеризуются методологические основы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические основы формирования интернет-зависимого поведения у подростков» рассматриваются современные теоретико-методологические аспекты исследования интернет-зависимости, освещены подходы к определению нозологической принадлежности интернет-зависимости, приведена классификация видов интернет-зависимого поведения, описываются существующие критерии диагностики с обозначением основных инструментов диагностики. Проводится анализ феноменологических проявлений проблемного использования Интернет: описываются поведенческие и эмоционально-личностные симптомы интернет-зависимого поведения. Представлены как отечественные, так и зарубежные данные о распространённости исследуемого феномена. Описаны основные взгляды относительно этиологии, механизмов формирования  интернет-зависимого поведения. Проведены параллели динамики развития интернет-зависимого поведения и стадий развития классического аддиктивного процесса. Проанализирована связь интернет-зависимости с другими психическими расстройствами, такими как: расстройство настроения и депрессия, обсессивно-компульсивные расстройства, расстройства контроля побуждений, СДВГ.

Специальный подраздел первой главы посвящен анализу исследований, направленных на изучение факторов риска формирования зависимого поведения (биологические, социальные и психологические факторы риска). Проведена аналогия между формированием химических и нехимических аддикций.

Отдельный подраздел первой главы посвящён описанию особенностей психического развития в подростковом возрасте. Проанализированы возрастные причины, с которыми связана уязвимость подростков для возникновения различного рода аддикций, в частности, интернет-аддикции. Определены понятия эмоционального и социального интеллекта, обозначено их место в структуре онтогенетического развития личности.

Во второй главе «Организация, объём и методики исследования» отражена организация, методы и методики экспериментального исследования.

В данной работе применяется термин интернет-зависимое поведение, обозначающий  вариант нехимической аддикции, где объектом зависимости становится определённый поведенческий паттерн, связанный с негармоничным использованием ресурсов Интернет (Короленко Ц.П., 1991; Лоскутова (Бурова) В.А., 2004; Егоров А.Ю., 2007).

Для реализации цели и задач исследования использовались клинико-психологический и экспериментально-психологический методы. Клинико-психологический метод включал полуструктурированное психологическое интервью. Анкета участника исследования (Малыгин В.Л., Феклисов К.А., Смирнова Е.А., Хомерики Н.С.) была разработана для оценки параметров интернет-зависимого поведения и включала вопросы (всего 9) о количестве времени, проводимого в Сети (в день, в неделю), о характере деятельности в Интернете, о том, как подростки проводят своё свободное время, о взаимоотношениях с друзьями.

Экспериментально-психологический метод представлен методиками:

● шкалой интернет-зависимого поведения  (Chen Internet addiction Scale, CIAS) апробированной и адаптированной для российской выборки В.Л. Малыгиным и К.А. Феклисовым;

● опросником Р. Кеттелла (HSPQ), содержащего 142 вопроса и предназначенного для обследования подростков возрасте от 12 до 16 лет. Результаты опросника отражают 14 факторов – свойств личности;  

● патохарактерологический диагностический опросник (ПДО)  А.Е. Личко и Н.Я. Иванова с целью исследования типов акцентуаций характера в модификации С.И. Подмазина и Е.И. Сибиль (модифицированный патохарактерологический диагностический опросник, МПДО);

● методикой исследования социального интеллекта Д. Гилфорда (адаптация Е.С. Михайловой).

● методикой диагностики эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) русскоязычная адаптация Е.А. Сергиенко, И.И. Ветрова.

Расчет выполнен на персональном компьютере с использованием приложения Microsoft Excel 2010 (Microsoft Corp., USA), пакета статистического анализа данных IBM SPSS Statistics 20.0 (IBM, USA).

Сплошное невыборочное исследование старших школьников проводилось на базе шести средних образовательных учреждений города Москвы и ближайшего Подмосковья. Среди них: ГОУ Физико-математический Лицей № 1581, ГОУ СОШ №853 г. Зеленоград, ГОУ СОШ №107, ГОУ СОШ №1230, ГОУ СОШ «Школа здоровья» №1138, Технический пожарно-спасательный колледж  № 57.

Всего в исследовании приняло участие 1084 подростка – учащиеся старших классов из них 436 – девушки (40,2 %), 648 юноши (59,8 %). Возраст испытуемых составлял от 14 до 17 лет (основу выборки – 80 % - составили подростки 15-16 лет, соответственно 40 % и 40 %). Средний возраст по выборке – (15,6± 0,8). Критерием для включения испытуемых в исследование являлся факт наличия дома доступа в Интернет. 

В ходе исследования из общей выборки в соответствии с критериями формирования исследовательских групп, были выделены три группы (табл. 1, 2): группа со сформированным паттерном интернет-зависимого поведения – «зависимые», промежуточная группа – «злоупотребляющие Интернетом»; и нормативная группа с отсутствием признаком интернет-зависимого поведения. В таблице 1 представлено соотнесение выделенных групп со стадиями развития зависимого процесса (МКБ-10).

Таблица 1

Соотнесение выделенных групп со стадиями развития зависимости

Выделенные группы

Стадии развития зависимости

Содержание стадии

«Зависимые»

2-ая и 3-я стадии

сформировано привыкание к чуждой реальности, выражен феномен бегства от реальности в виртуальный мир; симптомы психологического и физического истощения

«Злоупотребляющие»

1-я стадия (начальная)

начало взаимодействия с искусственной реальностью, выраженная заинтересованность Интернетом и новыми возможностями

Нормативная группа

нет зависимости

здоровое использование интернет-ресурсов   

 

Критериями отбора в 1-ю группу являлись: а) показатели 65 баллов и более по Шкале интернет-зависимого поведения (Chen Internet Addiction scale, CIAS); б) проведение в день в Интернете 3 ч и более; в) наличие признаков социальной дезадаптации по результатам полуструктурированного интервью в виде отсутствия дополнительной социальной активности, и отсутствия друзей. Критериями отбора во 2-ю группу были показатели от 43 до 64 баллов по CIAS.

Критериями отбора в 3-ю группу стали: а) показатели 31–41 балл по методике CIAS. Интервьюированные, набравшие по CIAS менее 42 баллов, считаются «условно-здоровыми», т.е. с отсутствием признаков зависимости, либо с малозначимыми ее проявлениями. Опираясь на статистические данные, нами были исключены из этой группы те участники, показатели которых выходили за пределы нормального распределения в сторону наименьших и наибольших показателей по интегральной шкале выраженности интернет-зависимого поведения Chen (меньше 31 балла и более 41 балла); б) проведение в день в Интернете не более 3 ч; в) отсутствие признаков социальной дезадаптации.

 

                                                                                                 Таблица 2

Социально-демографические показатели подростков (M ±σ) 

Показатель

Группа

«зависимые»

«злоупотребляющие»

нормативная группа

Количество, n (%)

юноши

девушки

46

25 (54,3)

21 (45,7)

318

185 (55)

133 (45)

105

54 (51,43)

51 (48,57)

Процент общей выборки

4,3

29,33

10,25

Возраст, лет

15,7

15,5

15,7

Стаж пользования Интернет, лет

4,7 ± 2,9

4,77 ± 2,13

4,4± 2,12

Время, проводимое в сети, ч

в течение суток

в течение недели

 

6,3 ± 2,3

38,7 ± 15,6

 

3,8 ± 2,2

24,26 ± 15,41

 

1,9 ± 0,9

11,89 ± 7,54

Семья,   (%)

     полная

     неполная

 

70

30

 

73,83

26,17

 

78,41

21,59

Ограничения использования Интернета родителями,   (%)

есть

нет

 

 

43,47

56,53

 

 

36,13

63,87

 

 

31,42

68,58

Характер деятельности в интернете (%)

     Коммуникативная 

     Игровая

     Поиск информации

 

 

91,3

39,1

15

 

 

92,7

32,1

24,21

 

 

90,5

19

25,7

В третьей главе «Результаты собственных исследований и обсуждение» представлены результаты эмпирического исследования.  

Первый этап исследования включал определение степени выраженности интернет-зависимого поведения среди подростков и последующее формирование исследовательских групп в соответствии со сформулированными критериями (табл.2).

На втором этапе исследования были изучены индивидуально-психологические особенности подростков с интернет-зависимым поведением.

Изучение индивидуально-психологических черт интернет-зависимых подростков с помощью опросника Кеттелла HSPQ выявило, что в группе подростков с выраженным проблемным использованием Интернета статистически значимы различия по показателям возбудимости-уравновешенности – фактор D (p = 0,014, р < 0,05) и способности к самоконтролю и организованности – фактор Q3 (p = 0,046,р < 0,05) . На уровне тенденций можно выделить различия по показателям общей фрустрированности-расслабленности – фактор Q4 (p = 0,066) (табл. 3). Следовательно,  подростки с интернет-зависимым поведением характеризуются большей импульсивностью, сверх-активностью на слабые провоцирующие стимулы по сравнению с нормативной группой. Для них характерно беспокойство, отвлекаемость, недостаточная концентрация внимания. Отмечается трудность самоконтроля в поведении и эмоциях. По незначительным поводам могут возникать бурные эмоциональные реакции, а поведение сильно зависит от актуального состояния. Подростки с интернет-зависимым поведением склонны тревожиться, находится в состоянии постоянного напряжения. Их эмоциональную сферу можно описать как нестабильную, неустойчивую с преобладанием пониженного настроения.

Сравнительный анализ показателей по шкалам акцентуаций личности (методика МПДО) в группах интернет-зависимых и подростков нормативной группы выявил, что в группе подростков, демонстрирующих интернет-зависимое поведение статистически значимы более высокие показатели по всем типам акцентуаций (кроме гипертимого типа) (табл.4)

 

Исследование половых различий по показателям методики МПДО выявило, что в группе юношей статистически значимые отличия по типам акцентуаций совпадают с результатами сравнения общей группы, тогда как девушки различаются лишь по шкалам «Лабильного типа» (p = 0,006, р < 0,05), «Астено-невротического типа» (p = 0,018, р < 0,05) и «Возбудимого типа» (p = 0,024, р < 0,05).

Следовательно, повышение профиля акцентуированности характера является фактором, ассоциированным с формированием интернет-зависимого поведения, что в большей степени относится к интернет-зависимым юношам.

Качественный анализ данных по методики МПДО (с учётом минимальных диагностических значений акцентуаций, а так же правил подсчёта) позволил выявить ведущие типы акцентуаций характера интернет-зависимых подростков. Результаты представлены в процентах в таблице 5.

Примечательно, что у 48,11 % подростков нормативной группы показатели по шкалам не достигают уровня акцентуаций (невозможно диагностировать тип ввиду того, что значения не достигают минимальных диагностических значений для диагностики определённого типа акцентуации).

Таким образом, ведущими типами акцентуаций характера в группе подростков с интернет-зависимым поведением являются: астено-невротический тип (p < 0,05), интровертированный тип (p < 0,05) и возбудимый тип (p < 0,05). На основании полученных данных можно составить следующий психологический портрет: подростки с интернет-зависимым поведением раздражительны, склонны к аффективным вспышкам. Внешне они могут выглядеть бледными, ослабленными, что усиливается тем фактом, что данная группа подростков проводит существенно больше времени за компьютером, чем подростки нормативной группы. Им трудно устанавливать неформальные, эмоциональные контакты – эта неспособность нередко тяжело переживается, быстрая истощаемость в контакте побуждает к еще большему уходу в себя, недостаток интуиции проявляется неумением понять чужие переживания, угадать желания других, догадаться о невысказанном вслух. Подростки с интернет-зависимым поведением испытывают трудности самоконтроля и саморегуляции, а эти навыки особенно важны, при планировании эффективной деятельности в Интернете, поскольку необходимо сопротивляться гипер-стимулирующей интернет-среде.

Сравнительный анализ показателей эмоционального интеллекта подростков с интернет-зависимым поведением и подростков нормативной группы выявил статистически значимые различия по следующим показателям: Общий интегральный показатель эмоционального интеллекта (p = 0,0042), Секция A «Измерение восприятия лиц» (p = 0,002), Секция E «Измерение восприятия картинок» (p = 0,02). Различия по шкалам Секции D «Управление своими эмоциями» и Секции H «Способность управления эмоциями других людей» также стремятся к статистической значимости (p = 0,08 и 0,05 соответственно) (табл.6).

Таким образом, полученные данные позволяют утверждать о том, что у подростков с интернет-зависимым поведением показатели эмоционального интеллекта снижены в сравнении с подростками нормативной группы. Они хуже идентифицируют собственные эмоции, испытывают затруднение в эмоциональной самоорганизации, обнаруживают сложности эмоционального контакта с окружающими. Способность идентифицировать эмоции является базовым фактором, лежащим в основании иерархической структуры эмоционального интеллекта. Его нарушение в группе интернет-зависимых подростков говорит о нарушениях, возникших на ранних этапах формирования эмоционального интеллекта, что обуславливает особенности формирования более поздних навыков, таких как: управление эмоциями и общее снижение эмоциональной компетентности. 

Исследование социального интеллекта подростков с интернет-зависимым поведением, как совокупности способностей, определяющих успешность общения и социальной адаптации, а так же объединяющей и регулирующей познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов, выявило статистически значимое снижение в  группе «зависимых» общих показателей социального интеллекта (p = 0,05), а так же показателей субтеста «Вербальная экспрессия» (p = 0,05), (табл. 7).

Таким образом, можно говорить о том, что подростки с интернет-зависимым поведением в целом испытывают трудности в понимании и прогнозировании поведения людей, а так же хуже распознают различные смыслы, которые принимают одни и те же вербальные сообщения в зависимости от характера взаимоотношений людей и контекста ситуации общения.  Данные результаты, вероятно, связаны с особенностями протекания коммуникативной деятельности в Интернете, которая в первую очередь характеризуется физической непредставленностью партнёров по общению друг другу. Как следствие этого факта, теряют свое значение невербальные средства общения, утрачивается целый пласт мета-коммуникаций, связанный не только с экспрессивностью поведения, но и чувствительностью к тонкостям вербального интонирования, способностью различать скрытые смыслы сообщений.

Корреляционный анализ был применён для исследования взаимосвязи показателей интернет-зависимости с отдельными личностными свойствами и акцентуациями характера. Так, были выявлены статистически значимые корреляции со следующими личностными свойствами (по методике Р. Кеттелла): возбудимость (Фактор D, r = + 0,37, р < 0,01), способность к самоконтролю и организованности (фактор Q3; r = – 0,26, р < 0,01), эмоциональная устойчивость (фактор С; r = -0,31, р < 0,01), смелости в поведении и межличностных отношениях (фактор H; r = – 0,18), склонностью к чувству вины (Фактор O, r = + 0,26, р < 0,01), и общая напряжённость (Фактор Q4, r = + 0,254, р < 0,01) (рис. 1). 

Так же выявлены положительные корреляции интернет-зависимости со всеми типами акцентуаций: циклоидный тип (r = + 0,307; p < 0,01), лабильный тип (r = + 0,303; p < 0,01), астено-невротический тип (r = + 0,349; p < 0,01), сенситивный тип (r = + 0,233; p < 0,01), тревожно-педантический тип (r = + 0,256; p < 0,01), интровертированный тип (r = + 0,287; p < 0,01), возбудимый тип (r = + 0,274; p < 0,01), демонстративный тип (r = + 0,135; p < 0,01), неустойчивый тип (r = + 0,290; p < 0,01), кроме гипертимного типа, с которым выявленная положительная корреляционная связь не достигла уровня статистической значимости (p > 0,05). Данные результаты говорят о том, что риск возникновения интернет-зависимости повышается с нарастанием выраженности акцентуаций характера личности.

Исследование взаимосвязи интернет-зависимого поведения и эмоционального интеллекта (тест MSCEIT) выявило отрицательную связь интернет-зависимого поведения со способностью воспринимать, идентифицировать эмоции и их выражение (Секция E; r = – 0,319; p < 0,05), понимать и анализировать чувства (Секция G; r = – 0,236; p < 0,05), а так же с общим показателем эмоционального интеллекта (r = – 0,441; p < 0,05). Следовательно, чем подросток более компетентен в распознавании, понимании и анализе эмоций (как своих, так и других людей), тем качественнее его межличностные отношения, и тем ниже показатели интернет-зависимости. Полученные данные позволяют говорить о компенсаторном использовании подростками Интернета для удовлетворения потребностей, фрустрированных в реальной жизни.  

На следующем этапе был проведён дискриминантный анализ (метод многомерного статистического анализа), который позволил оценить наиболее информативные психологические характеристики, позволяющие разделить группы здоровых и интернет-зависимых подростков.

В анализ были включены результаты обследования 90 подростков: 34 из нормативной группы, 26 из группы «интернет-зависимых», 30 из промежуточной группы «злоупотребляющих». Фактор наличия или отсутствия интернет-зависимого поведения у подростков использовался в качестве зависимой (группирующей) переменной.

Независимыми факторами считали результаты обследования по методике Р. Кеттелла, типы акцентуаций (МПДО), субтесты по методике Гилфорда и показатели шкал эмоционального интеллекта (всего 38 показателей). Все независимые переменные перед проведением анализа были подвергнуты проверке на нормальность распределения с использованием критерия Шапиро-Уилка (p > 0,05), матрицы дисперсий/ковариаций подвергнуты анализу на однородность при помощи M-критерия Бокса (p = 0,570). Также не было выявлено корреляционных взаимосвязей с r > 0,5 между использованными переменными. Общие результаты по методике Гилфорда и шкалы эмоционального интеллекта не были включены в исследование, так как обуславливали высокую степень корреляции между средними и дисперсиями (r = 0,906, p < 0,001) и могли привести к искажению результатов анализа. Таким образом, перед проведением дисперсионного анализа были подтверждена правомерность его использования для данного набора независимых переменных.

Дискриминантный анализ проводили с пошаговым включением переменной на основании значении F-статистики. Для оценки большего числа переменных при проведении дискриминантного анализа параметр F-включения задали как 1, F-исключения - 0, толерантности 0,01. При дальнейшем эмпирическом наблюдении нами было установлено, что такое сочетание на исследованной выборке позволяет получить более точные результаты классификации, чем жесткие критерии отбора переменных.

При проведении дискриминантного анализа проведено последовательных 8 шагов, позволивших включить следующие признаки (табл.8): субтест 4 социального интеллекта (способность распознавать структуру межличностных ситуаций в динамике), Фактор G теста Кеттелла (низкая/высокая нормативность поведения), показатели по интровертированному типу акцентуации (МПДО), Фактору E (подчинённость-доминантность), Фактору O (спокойствие-тревожность), субтесту 1 (способность предвидеть последствия поведения), Фактору Q4 (расслабленность-напряжённость)¸ Фактору D (флегматичность – возбудимость).

Канонический анализ позволил на основании выделенных показателей получить высоко значимую дискриминантную функцию (Лямбда Уилкса 0,001, χ2 = 37,527, p < 0,001), обладающей канонической корреляцией 1,0 и объясняющую 100% дисперсии выборки. Нормированные и ненормированные коэффициенты канонической функции приведены в таблице 9.

Согласно таблице 9 видно, что наибольший вклад в дискриминацию групп вносят показатели субтеста 4 социального интеллекта (способность распознавать структуру межличностных ситуаций в динамике), фактора G (нормативность поведения) и интроверсии. Чем ниже способность к распознаванию структуры социальных ситуаций, нормативность поведения подростка, а так же чем выше уровень интроверсии, тем большая вероятность попадания подростков в группу интернет-зависимых.

Таким образом, на основании полученной модели 22 (73,3%) подростка были классифицированы как здоровые и 8 (26,7%) как интернет-зависимые.

Заключительным этапом работы являлась разработка программы, целью которой стала первичная психологическая профилактика интернет-зависимого поведения среди подростков.

Цель программы – первичная психологическая профилактика интернет-зависимого поведения среди подростков.

Задачи программы: 1) формирование здорового жизненного стиля, функциональных стратегий поведения и личностных ресурсов, препятствующих формированию и развитию интернет-зависимого поведения; 2) информирование о потенциально негативном влиянии Интернета, причинах и механизмах формирования интернет-зависимого поведения, стадиях его протекания, связи интернет-аддикции с индивидуально-психологическими особенностями личности, путях его преодоления; 3) направленное осознание и развитие имеющихся личностных ресурсов, способствующих формированию здорового

жизненного стиля, функциональных стратегий поведения и личностных ресурсов, препятствующих формированию и развитию интернет-зависимого поведения; 2) информирование о потенциально негативном влиянии Интернета, причинах и механизмах формирования интернет-зависимого поведения, стадиях его протекания, связи интернет-аддикции с индивидуально-психологическими особенностями личности, путях его преодоления; 3) направленное осознание и развитие имеющихся личностных ресурсов, способствующих формированию здорового жизненного стиля и высокоэффективного поведения.  

Программа включала следующие компоненты:

1. Образовательный компонент: А) Специфический – расширение знаний о проблеме интернет-зависимости, негативных последствиях избыточного применения Интернета, информирование о причинах, механизмах формирования и стадиях протекания интернет-аддикции. Б) Неспецифический – расширение знаний о себе, способствование развитию умений понимать свои чувства, эмоции, предоставление знаний о возможных способах работы с ними, заботы о себе.

2. Психологический компонент – коррекция отдельных индивидуально-психологических особенностей личности подростка способствующих развитию зависимости от Интернета, психологическая адаптация подростков из группы риска. Работа с эмоциональной нестабильностью, вспыльчивостью, неуверенностью в себе, низкой самооценкой.

3.Социальный компонент – помощь в социальной адаптации подростка, развитие навыков эффективного общения и взаимодействия, навыков противостояния негативному влиянию, мотивов здорового образа жизни.

Структура программы: программа предполагает работу со старшими подростками (14-17 лет). В процессе программы так же проводится работа с учителями школ, и родителями. Программа состоит из четырёх разделов: информационный раздел, когнитивное развитие, развитие личностных ресурсов, развитие стратегий высокофункционального поведения и навыков.

Этапы работы: I этап – подготовительный (работа с психологами и учителями образовательного учреждения, психологическая диагностика подростков предложенной батареей методик); II этап – работа с подростками (долгосрочный тренинг в течение года – 40-часовой цикл из 20 занятий. Длительность каждого занятия: 120 минут. Частота встреч – 1 раз в неделю); III этап – работа с родителями в течение года.

В начале и в конце программы предусматривается проведение «круглых столов» для анализа и подведения итогов работы.

Результаты исследования подтвердили выдвинутую гипотезу и позволили сформулировать следующие выводы и практические рекомендации.

ВЫВОДЫ

1. Анализ распространённости интернет-зависимого поведения среди подростков с помощью опросника Чена (в адаптации В.Л. Малыгина, К.А. Феклисова) и собственной анкеты участника исследования, показал, что 4,3 % из них имеют признаки сформированного интернет-зависимого поведения (2-3 стадия развития зависимости), 29,3 % от общей выборки злоупотребляют Интернетом (первая «начальная» стадия развития зависимости).

2. Личностные свойства подростка с интернет-зависимым поведением, изученные с помощью опросника Р. Кеттелла HPSQ, описываются статистически значимым повышением возбудимости – фактор D (p = 0,014, р < 0,05), снижением способности  к самоконтролю и организованности – фактор Q3 (p = 0,046, р < 0,05) . На уровне тенденций можно выделить повышение в группе «зависимых» подростков показателей общей фрустрированности и эмоциональной напряжённости – фактор Q4 (p = 0,066). Подростки-юноши с интернет-зависимым поведением статистически значимо отличаются от юношей нормативной группы по показателям эмоциональной устойчивости (фактор С, p = 0,02, р < 0,05), возбудимости (фактор D, p = 0,01, р < 0,05) и демонстрируют большую робость в межличностных контактах и поведении (фактор H, p = 0,05). Исследование группы подростков-девушек по методике Кеттелла HSPQ выявило значимые различия по показателям шкал: возбудимости (фактор D, p = 0,03, р < 0,05), шкалы участия в общих делах (фактор J, p = 0,04, р < 0,05), и шкалы самоконтроля (фактор Q3, p = 0,046, р < 0,05).

3. Общий сравнительный анализ показателей по шкалам теста МПДО (модифицированный патохарактерологический опросник) выявил, что в группе подростков с интернет-зависимым поведением статистически значимо повышение значений по всем типам акцентуаций (кроме гипертимого типа). Данная тенденция статистически значимо сохраняется в профиле юношей. Выраженность показателей по шкалам акцентуированности характера линейно повышается в группах нормативных, «злоупотребляющих» и «зависимых» подростков. Ведущими акцентуациями характера в группе подростков с интернет-зависимым поведением (2, 3 стадия зависимости) являются: возбудимый тип (p < 0,05), астено-невротический тип (p < 0,05), интровертированный тип (p < 0,05).

4. Социальный интеллект подростков с интернет-зависимым поведением отличается статистически значимым снижением показателей единой композиторной оценки по методике Дж. Гилфорда (p = 0,05), а так же показателей Субтеста3 «вербальная экспрессия» (p = 0,05). Это указывает на то, что подростки с интернет-зависимым поведением в целом испытывают трудности в понимании и прогнозировании поведения людей, а так же хуже распознают различные смыслы, которые принимают одни и те же вербальные сообщения в зависимости от характера взаимоотношений людей и контекста ситуации общения.

5. Исследование эмоционального интеллекта по методике MSCEIT выявило, что подростки с интернет-зависимым поведением отличаются от подростков нормативной группы снижением  общего интегрального показателя эмоционального интеллекта (p = 0,0042), показателям Секции A «Измерение восприятия лиц» (p = 0,002), Секции E «Измерение восприятия картинок» (p = 0,02). Различия по шкалам Секции D «Управление своими эмоциями» и Секции H «Способность управления эмоциями других людей»  стремятся к статистической значимости. Данные результаты указывают на то, что подростки с интернет-зависимостью хуже идентифицируют собственные эмоции, испытывают затруднение в эмоциональной самоорганизации, обнаруживают сложности эмоционального контакта с окружающими.

6. По данным корреляционного и дискриминантного анализа были выявлены психологические факторы, участвующие в формировании интернет-зависимого поведения. Увеличение риска возникновения интернет-зависимого поведения связано: со снижением социального и эмоционального интеллекта подростков, возбудимостью, расторможенностью и снижением самоконтроля, эмоциональной неустойчивостью, неуверенностью, общим беспокойством и тревогой. Снижение способности к распознаванию структуры социальных ситуаций (Субтест 4, Дж. Гилфорд), повышение уровня интроверсии (МПДО), увеличение ненормативности поведения (фактор Фактор G, Кеттелл HPSQ) статистически значимо определяют возникновение интернет-зависимого поведения.  

7. Разработана программа психологической профилактики интернет-зависимого поведения подростков, которая включала образовательный, психологический и социальный компоненты работы не только с подростками, но и с учителями, и родителями. Реализация этой программы показала её высокую эффективность в формировании у подростков здорового жизненного стиля, функциональных стратегий поведения и личностных ресурсов, препятствующих развитию интернет-зависимого поведения.

 

 ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для оценки уровня интернет-зависимого поведения и индивидуально-психологических особенностей подростков рекомендовано применять комплекс информативных психодиагностических тестов в составе методик: шкала интернет-зависимого поведения  (Chen Internet addiction Scale, CIAS) в адаптации  В.Л. Малыгина и К.А. Феклисова; опросник Р. Кеттелла HSPQ, модифицированный патохарактерологический диагностический опросник С.И. Подмазина, Е.И. Сибиль (МПДО), методика исследования социального интеллекта Дж. Гилфорда (адаптация Е.С. Михайловой), методика диагностики эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) русскоязычная адаптация Е.А.Сергиенко, И.И.Ветрова.

2. Профилактика интернет-зависимого поведения среди подростков должна быть организована с учётом системности и непрерывности профилактической деятельности, и быть направлена на развитие функциональных стратегий поведения и личностных ресурсов, препятствующих формированию и развитию интернет-зависимого поведения: стабилизацию эмоционально-личностной сферы, развитие  навыков эмоциональной и поведенческой саморегуляции поведения, формирование социальной компетентности подростка, обучение подростков эффективным моделям деятельности в Интернете.  

3. Профилактика интернет-зависимого поведения должна включать информационно-просветительскую деятельность с педагогами и родителями, освещающую вопросы негативного влияния Интернета на детей и подростков, а так же необходимых мер по предотвращению формирования интернет-зависимого поведения.  

  

По теме диссертационного исследования автором  опубликованы следующие  работы:

Статьи в рецензируемых научных изданиях по перечню ВАК Минобрнауки РФ:

1. Интернет-зависимое поведение. Клиника и диагностика / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Е.А. Смирнова, А.А. Антоненко // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2011. – № 8. – С. 86–92.

2. Особенности личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, А.А. Антоненко, Е.А.Смирнова // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2011, № 4. – С. 105–108.

3. Особенности семейных коммуникаций при интернет-зависимости у детей-подростков / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Е.А. Смирнова, А.А. Антоненко // Психич. здоровье – 2011. – № 2 (57). – С. – 46–49.

4. Хомерики Н.С. Индивидуально-психологические особенности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению / Н.С. Хомерики // Психич. здоровье. – 2013. – № 5 (84). – С. 49–51

5. Хомерики Н.С. Интернет-зависимое поведение у подростков. Особенности личностных свойств и формирование интернет-зависимости / Н.С. Хомерики // Вестн. психотерапии. – 2013. – № 46 (51). – С. 100–109.

 

Статьи, тезисы докладов и статей

6. Хомерики Н.С. Особенности личностной сферы подростков, склонных к интернет-зависимости» / Н.С. Хомерики // Психологическая помощь социально незащищенным лицам с использованием дистанционных технологий: интернет-консультирование и дистанционное обучение: материалы межвед. науч.-практ. конф. – М. : МГППУ, 2011. – С. 189–192. 

7. Хомерики Н.С. Особенности личностной сферы подростков, склонных к Интернет-зависимости» / Н.С. Хомерики // Науч.-мед. вестн. Центр. Черноземья. –  2011. – № 44 : Актуальные вопросы психиатрии, наркологии и медицинской психологии : матералы 13-й межрегион. науч.-практ. конф. – 34 с.

8. Хомерики Н.С. Интернет-зависимое поведение у подростков: клиника, диагностика, профилактика / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, А.Б. Искандирова, Е.А. Смирнова . – М. : Арсенал образования, 2010. – 136 с.

9. Хомерики Н.С. Исследование личностных особенностей подростков, склонных к Интернет-зависимости / Н.С. Хомерики, Е.А. Смирнова // материалы XXXII итог. конф. молодых ученых. – М., 2010. – С. 422. 

10. Хомерики Н.С. Личностно-характерологичесие особенности подростков, склонных к Интернет-зависимости / Н.С. Хомерики, Е.А. Смирнова, А.А. Антоненко // Вестник РГМУ. – 2010. – № 2 : Спец. вып. – С. 143.

11. Хомерики Н.С. Характерологические свойства как факторы риска развития Интернет-зависимого поведения / Н.С. Хомерики, Е.А. Смирнова // Больничная и амбулаторная психотерапия и медицинская психология материалы восьмой всерос. проф. обществ. психотерапевт. конф. – М., 2010. – 98 с.

12. Хомерики Н.С.Clinic And Diagnostic Criteria Non-chemical Addiction. Pathological Gambling. Gambling Computer Games, Internet-addiction/ Н.С.Хомерики, В.Л.Малыгин, А.С Искандирова, Е.А.Смирнова// Науч.-мед. вестн. Центр. Черноземья.-2010.-№39-2.- С.35-46

13. Нехимические аддикции. Патологический гемблинг, зависимость от азартных компьютерных игр, интернет-зависимость. Клиника, предикторы развития, критерии диагностики / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, А.С. Искандирова, Е.А. Смирнова // Вопр. психич. здоровья детей и подростков – 2009. – № 2. – С. 23–35.

14. Патологический гемблинг, интернет-зависимость: особенности клиники и нозологической принадлежности / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, А.С. Искандирова, Н.С. Хомерики,  Е.А. Смирнова, С.П. Елшанский // [Электронный ресурс] // Мед. психология в России: электрон. науч. журн. 2010. – № 1. – URL: http://medpsy.ru.

15. Хомерики Н.С. Личностно-характерологический и социальные факторы риска формирования склонности к интернет-зависимости у подростков / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Е.А. Смирнова // Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития / под ред. А.Е. Войскунского. – М., 2009. – С. 199–211.

16. Хомерики Н.С. Особенности личностных свойств и семейных коммуникаций как факторов риска формирования интернет-зависимости / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Е.А. Смирнова // Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья : междунар. конгр. – Киров, 2009. – С. 259.

17. Хомерики Н.С. Личностно-характерологичесие особенности подростков, склонных к интернет-зависимости / Н.С. Хомерики, Е.А. Смирнова // Материалы XXXI итог. конф. молодых учёных. – М., 2009. – С. 373. 

18. Хомерики Н.С. Биологические и психосоциальные факторы риска формирования интернет-зависимого поведения / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Ю.А. Меркурьева, А.А. Антоненко, Е.А. Смирнова // Материалы рос. научн.-практич.конф. с междунар.уч. «Психиатрия: дороги к мастерству». – Ростов-на-Дону, 2013. – С. 481-487.

19. Personal and Emotional Features of Adolescents with Internet-Addictive Behavior / N.S. Khomeriki, V.L. Malygin, A.S. Iskandirova, A.A. Antonenko, Y.A. Merkurieva, E.A. Smirnova// 21 European Congress of Psychiatry European Congress of Psychiatry. – Nice, 2013. – P. – 28-20.

  

 

Подписано в печать 02 августа 2013 г.

Отпечатано 05 августа 2013г.
Печать трафаретная
Усл.п.л. – 1,0.  Заказ № 1245. Тираж: 100 экз.
Типография «11-й ФОРМАТ» 
115230, Москва, Варшавское ш., 36
(499) 788-78-56 www.autoreferat.ru